Ковров в 19 веке

М. Никольский «Письма из Коврова» #2

В Коврове народное образование находится в незавидном состоянии. В городе существует только приходское училище с 1835 г.: уездного в нем нет и не было. В приходском училище, как и следовало ожидать, обучаются исключительно дети мешан и купцов. Дети чиновников получают первоначальное образование в домах родителей, редко в Ковровском приходском училище, и отдаются потом в уездные училища Суздальское или Вязниковское, что весьма невыгодно для родителей, потому что тот и другой город отстоит от Коврова на 60 верст. Содержать там детей, вдали от своей семьи, дорого бедному канцелярскому служаке. Дети беднейших чиновников, проучившись год, другой в приходском училище, поступают отсюда в Костромское училище для канцелярских детей. Нужда заставляет иных бедняков из приказной братин отдавать своих детей для образования в Нижегородское училище военного ведомства, по выходе из которого дети остаются на службе этого ведомства, к немалому сожалению родителей и самих воспитанников.
Число учеников в Ковровском приходском училище за минувший учебный год простирается до 47 мальчиков и 9 девочек: девочки обучаются в одном доме с мальчиками, но в отдельной от них комнате. Означенное число учеников и учениц не было постоянным, потому что дети, поучившись месяц или два, выбывают из училища или вовсе, или возвращаются в него через год. Принимая в соображение, что в городе до 1500 жителей и большую часть их составляют мещане и купцы, нельзя согласиться, что процент учащихся мальчиков, особенно же девочек, слишком мал. В 50-х годах, сказывали нам, училось более: именно число мальчиков доходило до 70, девочек до 20. Причины такого прилива и отлива учащихся, по-видимому, объясняются сравнительною дешивизною содержания. Как ни странно такое объяснение, но оно едва ли не близко к истине. Училище и теперь находится в квартире учителя. Когда квартиры и отопление были дешевы, помещение для училища нанималось просторное и учеников ходило учиться более.
С 1859 г. когда начались работы на Нижегородской железной дороге, квартиры в Коврове чрезвычайно вздорожали, так что квартира, стоившая рубль в месяц, поднялась до 6 рублей. Поэтому учитель чуть не все свое жалованье должен был отдать за помещение училища. В нынешнем году жалованья учителю положено 260 руб., но чего стоило ему пробиться три года на 100 рублях! В настоящее время цены на квартиры понизились, но цена топлива возвышается быстро, благодаря железной дороге. Поэтому содержание учителя и училища не может быть безбедным. Теперешнее помещение училища мы нашли очень тесным. В классной комнате училось до 15 мальчиков и места оставалось не более, как для 10-ти. Мебель класса — столы и скамьи, положенные от городского общества, тоже ветха и неуклюжа.
Ввиду опасности, которою дороговизна угрожает училищу, общество не остается равнодушным. Еще в 30-х гг. какой-то благодетель пожертвовал билет сохранной казны в 480 руб. 91 коп. на постройку дома собственно для училища. В то время, конечно, можно было выстроить домик и на эту сумму. Но общество за лучшее сочло оставить пожертвованный билет в кредитном учреждении для приращения процентами, которые теперь, вместе с основным капиталом, составят до 1000 руб. Так как и эта сумма в настоящее время недостаточна для постройки поместительного дома, то другой благотворитель пожертвовал еще на этот предмет 400 руб.; третий – в недавнее время уступил для училища землю, расположенный к тому местным священником, законоучителем Ковровского училища. Пожертвованной земли достаточно для постройки дома, а главное — училище будет в центре города, а не где-нибудь на всполье. Остается теперь желать, чтобы мысль о благоустройстве училища не заглохла в тине мелочных городских дрязг.
Кроме материальных средств училища для успехов образования необходима поддержка учителей со стороны общества и высшего начальства. Если настоящее жалованье, положенное учителю Ковровского училища, и можно считать достаточным для содержания его, то нельзя не пожалеть, что учитель не имеет возможности выписывать никаких дельных книг и педагогических журналов. Чего может ожидать училище от такого учителя, который ничего не читает, не знаком с усовершенствованными методами преподавания, которого умственное развитие остановилось с того времени, как он оставил свою школу и начал служить делу народного образования? Не удивительно, если дети ковровских жителей в три года выучиваются только читать и писать по известной методе взаимного обучения, т. е. когда лучший ученик указывает худшему. Желательно, чтобы при училище была небольшая библиотека, в которой учитель мог бы найти для себя руководящие книги и статьи. Хорошо также, если бы состоятельнейшие из граждан приглашали учителя на частные уроки к себе в дом и сообщали ему журналы и газеты, которые выписываются в купеческих домах.
Приятно, а вместе с тем неутешительно также слышать, что законоучитель, которому, по всей справедливости, можно было бы предоставить инициативу образования в приходском училище, не получает за свои труды по училищу никакого вознаграждения. Ведь в других приходских училищах платят законоучителям ежегодное жалованье. Почему же здесь не считают грехом пользоваться в продолжение 11 лет безмездною службою законоучителя? Мы не знаем, от кого это зависит, но уверены по опыту, что для возбуждения ревности требуется поддержка. Общество, по-видимому, совершенно равнодушно к делу самого образования. Было бы училище, а ученье пойдет. Конечно, идет, но как? Родители не пускают детей своих в школу в базарные дни, т. е. по понедельникам, но оставляют их при лавках или при своих промышленных занятиях. С начала весны школа, обыкновенно, пустеет. Мещанин берет своего сына с собой на заработки. При таких отрывах иной мальчик продолжает ходить в училище лет 5 и более. Вообще, ковровские жители считают образование детей конченным, если последние выучиваются читать, писать и мало-мальски считать на счетах. О дальнейшем образовании и богатые граждане не заботятся, потому что сами не пошли дальше азбуки.
Попечение высшего начальства об училище ограничивается здесь только присылкою некоторых учебных книг (например «Друг детей»), которые приобретаются мальчиками в собственность по укатанной цене. Штатный смотритель ближайшего уездного училища, которому положен надзор за Ковровским приходским училищем, приезжает в Ковров на короткое время и то, говорят, не каждый год. А директор, будто бы, лет 10 не бывал в здешнем училище и о состоянии его знает только по кратким и сухим отчетам. Может быть, дирекция и не обязана посещать маленькие приходские училища, но почему при общем обозрении училищ не заехать в уездный городок в видах пользы для какого-нибудь приходского училища? Судите, какой успех может иметь училище, которое находится под слабым контролем и почти забыто начальством? Вероятно, городское общество с удовольствием приняло бы начальника и посоветовалось с ним о мерах, ведущих к улучшению училища. И начальник, ознакомясь с училищем на месте, не затруднился бы дать обществу полезные советы в деле образования.
О любви к просвещению жителей Коврова и Ковровского уезда можно судить, отчасти, по числу периодических изданий, получаемых в Ковровской почтовой конторе. Всех газет и журналов (считая, в том числе, и министерские.,и духовные, и иностранные) выписывается до 27 названий. А именно: «Сын Отечества» получается 11 экземпляров: «Северная Пчела» — 7; «Искра» — 7; «Северная Почта» — 7; «Московские ведомости» — 4; «Современное Слово» и «Русский Инвалид» — по 3; «Современная Летопись» — 3; «Санкт-Петербургские ведомости» — 1; «День» — 1; «Иллюстрация» — 1; «Семейный листок» — 1; «Домашняя беседа» — 1. Из дамских журналов выписывается один журнал для девиц — 1 экземпляр; из музыкальных — «Русский Мир» — 1 экз.; из министерских — «Журнал Министерства Юстиции» — 2 экз.; «Медицинская газета» — 1 экз.; три иностранные газеты (кажется, «St-Petersburgen zeitung», «Journal de St-Petersbjurg» и «Le Nord»). Из литературных журналов выписываются: «Отечественные Записки» — 1 экз.; «Время» — 1 экз.; «Собрание иностранных романов и повестей» — 1 экз.; «Современник» — до прекращения 1 экз. и «Светоч» — 8 экз. (выписывается мировыми посредниками и кандидатами их). Из духовных журналов получаются: «Христианское чтение» — 3 экз.; «Духовная беседа» — 4 экз.; «Странник» — 4 экз.; «Руководство для сельских пастырей» — 1 экз.
Большая часть поименованных периодических изданий получается помещиками, служащими в городе и уезде и не служащими; значительная доля — чиновниками и лицами духовного ведомства; из купцов получают немногие, а из мещан только одно лицо. Означенные газеты и журналы получаются, сколько мы слышали, аккуратно и не поздно. Нельзя не поблагодарить почтовое начальство, за то, в особенности, что оно разрешило пересылать всю корреспонденцию в Ковровскую почтовую контору (Ковровским почтмейстером в 1862 г. был коллежский секретарь Николай Петрович Перцов.) по открывшейся железной дороге. Это значительно ускорит получение газет и журналов.
/Московские ведомости. 21 августа 1862 г. № 183.

Тэги
Показать еще

Related Articles

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Close